Рубрика: Камилла санс танец смерти

Камилла санс танец смерти

Автор Канн 1 "Против власти смерти в садах нет средства", - это крылатое выражение. Так ничтожна человеческая жизнь перед лицом смерти, так мимолетны земные блага и несчастья. Подобные идеи коренились в самой сути христианского учения, но особенно занимали умы в Средние века. Именно тогда макабр расцвел во всей своей красе... В воображении простодушных верующих смерть представала как суровый каратель злых и благодетельница добрых и угнетенных, открывающая им дверь в другой, лучший мир.

Смерть ведет в могилу танцующих людей из всех слоев общества - старые и молодые, богатые и бедные равны перед ней...

Вы лысые щеголи, седые Антинои, вы гнилые трупы, с которых сходит лак! Весь мир колышется под вашим танцующим каблуком, Пляска смерти уносит вас в безвестность! Бодлер, "Пляска смерти", отрывок стихотворения из сборника "Цветы зла" Рождение макабра На рубеже X и XI веков, когда в Европе ожидался конец света, начал набирать популярность аллегорический сюжет, освещающий смертность всего человека - Пляска смерти, также известная как "макабр".

Само слово "макабр" появляется в конце четырнадцатого века. Однако его этимология не совсем ясна. По одной из версий, оно может иметь арабское происхождение и косвенно восходить к слову macbara, означающему "кладбище". Согласно другой, более распространенной гипотезе, его происхождение библейское, и оно возникает как искаженное, искаженное имя ветхозаветного персонажа Иуды Маккавея, который в средневековой христианской традиции запомнился как человек, который, помимо прочего, научил евреев молиться за души умерших, то есть воспринимался как один из дохристианских родоначальников погребального культа - чрезвычайно важной для Средневековья традиции.

Они создавались вплоть до XVI века, но их архетипы восходят к древней латинской традиции. Идея триумфа смерти часто появляется и в других сюжетах. Смерть предстает в них в самых разных обличьях - вездесущий скелет с косой или разлагающийся труп, который опускается не на отдельных мертвецов, а на толпы, города и королевства.

Та же смерть восседает на катафалке, который в то же время является триумфальной колесницей. Здесь прослеживается римская идея триумфа императора-победителя, въезжающего в город. Всепоглощающая чума Идея смерти как оружия массового уничтожения во многом связана с опытом массовой смерти во время эпидемий чумы. Сам жанр Пляски смерти зародился в центральной Германии. Вюрцбургская Пляска смерти, имеющая сложное, частично ритуальное, частично литературное происхождение, возникла как реакция на эпидемию чумы того года.

В Пляске смерти участвуют десятки грешников, внезапно вырванных из жизни; они втягиваются в круг под музыку Смерти: Fistula tartarea vos jungit in una chorea.

С одной стороны, Пляска смерти - это жанр смерти, а текст о смерти - жанр смерти.

С одной стороны, макабр - это отражение чудовищного, травмирующего и шокирующего опыта смерти, которая поражает всех без разбора. Конечно, здесь присутствует и идея равенства перед смертью: мы все умрем, кем бы мы ни были. Но в то же время разные эпохи по-разному переживают эту идею равенства. Она не всегда так заметна и навязчива, как в позднем Средневековье. Чума делает это равенство зримым и не оставляет сомнений. Вспомните смерть... Послание, которое макабр должен был донести до средневекового зрителя, с одной стороны, понятно нам: это memento mori.

Его задача - постоянное напоминание о смерти, призыв всегда помнить о ней. Филипп де Шампань. Натюрморт в жанре ванитас - Жизнь, Смерть и Время - три символа бренности бытия. Напоминание о бренности всего земного и неизбежности смерти - фризообразная многофигурная "Пляска смерти" Таллина.

За первыми четырьмя гравюрами со сценами из Книги Бытия следует изображение группы скелетов, играющих музыку. Начинается танец. Первая жертва - Папа Римский, за ним следуют еще 34 жертвы, каждая со своим героем.

Гравюры с изображением Судного дня и геральдического знака Смерти завершают цикл. В оригинале каждая гравюра также содержала цитату из Библии на латыни. Теперь в композиции сохранились только начальные 13 фигур. Макабр Гольбейна Младшего В году Ганс Гольбейн Младший опубликовал свою "Пляску смерти" - произведение, заставившее современников по-новому взглянуть на целый жанр средневекового искусства.

В году он опубликовал свою "Пляску смерти".

В работе Гольбейна смерть по-прежнему, в традициях "Пляски смерти", агрессивна; тем не менее, она больше не танцует с мертвыми, а вмешивается в повседневную жизнь людей. В своей "Пляске смерти" Гольбейн часто использует образ песочных часов, которые символизируют течение времени. Впервые они появляются в сцене из книги Бытия, где Адам обрабатывает землю, и Смерть помогает ему, а Ева кормит грудью Каина.

В двадцати пяти сценах из тридцати пяти присутствуют песочные часы. Позже "Танцев", а именно в году, появился "Алфавит смерти" Гольбейна. В оригинале он представляет собой большой лист с цитатами из Библии и состоит из 24 букв. В оригинале буквы очень маленькие 2,5 см на 2,5 см, что затрудняет разбор сюжета того или иного эпизода. Языческие корни Пляска смерти содержит отголоски дохристианских народных верований о кладбищенских плясках мертвых.

Эти верования противоречат учению церкви об отделении души от тела в момент смерти человека. Долгое время они осуждались как языческие. В тексте покаянной книги 11 века. Символизм макабра Кто-то стоящий позади него поднимает символический череп и песочные часы, еще один символ смерти, ухода времени.

Этот образ, когда кто-то стоит позади вас и не виден вам - чрезвычайно распространенный прием не только в европейском средневековье, символизирующий внезапность. Вор или, что еще неприятнее, убийца, спускающийся к вам сзади, - распространенный образ неумолимой смерти. Также, помимо песочных часов, зеркало было важным символическим элементом в изображении Пляски смерти.

Подтекст был прост: человек отождествлял себя с мертвецом, а мертвец - с собой. Макабр и этот назойливый дискурс memento mori - послания, вышедшие из стен монастырей. Они говорят о плоти как об инструменте греха, о ее разложении, о ее смертности. В позднем Средневековье эти изначально монастырские темы перемещаются в общественное пространство, становятся публичными и воплощаются в монументальных фресках, гравюрах и книгах.

Осознание смерти и презрение к мирской жизни всеми возможными средствами внедряются в сознание общества, с целью обратить белое духовенство и мирян на путь спасения.

С другой стороны, послание макабра полно двусмысленности, двойственности. Одним из симптомов двусмысленности макабра, который проявляется не сразу, а по мере развития сюжета, является его последовательная секуляризация, "секуляризация".

Но любое насилие, повторяемое снова и снова, каким бы шокирующим, пугающим или отвратительным оно ни было, неизбежно становится скучным, а его образы "выгорают" и становятся менее эффективными или неэффективными вовсе. Когда человек заходит в свою приходскую церковь и видит одну и ту же фреску Страшного суда из года в год - даже если на ней изображены пытки грешников самым страшным и натуралистичным образом, и если он отождествляет себя с этими грешниками, помня о совершенных грехах - даже самый добросовестный верующий, вероятно, становится менее впечатлен изображенными пытками и ужасами.

То же самое, видимо, произошло и с макабра, когда его образы окончательно "выгорели". Текст: Ольга Канн Больше интересных материалов в публ.

Навигация

thoughts on “Камилла санс танец смерти

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *